Владимир Мотчаный – признанный флагман индустрии красоты на рынке образовательных услуг Уральского Федерального округа. Никогда не останавливаясь на достигнутом, он постоянно пробует что-то новое. Так, этим летом в его Школе-студии стартовал уникальный образовательный проект – летняя школа парикмахерского искусства для детей.

– Владимир Александрович, скажите, как к вам пришла идея обучать детей этой профессии?

– Очень часто приходится слышать от знакомых, что они не знают, чем увлечь детей на время каникул, чтобы они не попали под дурное влияние улицы. Детские лагеря, отдых за границей – это все понятно. Но, на мой взгляд, детям сегодня не только можно, но и нужно предложить нечто большее, чем обычный отдых. Мы ведь отдаем детей в спортивные секции, музыкальную школу, танцевальную студию, так почему бы не дать им возможность попробовать себя в профессии?

Толчком к реализации этой идеи стала просьба одной из моих партнеров из города Киров за время летних каникул научить ее дочь стричь. Когда я узнал, что Кате 14 лет, то крепко задумался, насколько это вообще реально – обучить азам профессии, по сути, еще ребенка, да и в столь сжатые сроки? Но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского! Поэтому я лично взялся за разработку индивидуальной программы обучения «с нуля» и в дальнейшем контролировал весь учебный процесс.

– Как Кате давалось обучение?

– Конечно же, в психологическом плане ей было сложно. Она была одна в чужом городе, в кругу чужих для нее людей. К тому же, учебный график был очень напряженным: мы занимались по семь часов в день. Но, с другой стороны, могу сказать, что когда мы начали обучение, то практически с первых дней увидели просто потрясающие результаты. Екатерина схватывала все на лету. То, что взрослым необходимо повторять по нескольку раз, она запоминала сразу. Я тоже занимался с Катей, передавая ей не только практические знания и навыки, но и работая с ней в психологическом плане. Мы много беседовали о перспективах, о ее желаниях, о том, как она видит свое будущее. Поначалу наш разговор не клеился. У Екатерины не было жизненных ориентиров. Забегая вперед, скажу, что к моменту, когда наш двухмесячный курс подошел к концу, Катя не только научилась правильно держать в руках инструмент, выполнять простые одноуровневые стрижки, укладки, прически, несложные окрашивания, но и выросла как личность. Она начала ставить перед собой цели:успешнозакончить школу, поступить в вуз, стать профессионалом в сфере парикмахерского искусства и даже изъявила желание получить статус преподавателя.

– То есть вы довольны результатом, который получили, или еще есть над чем работать?

– Безусловно, это лишь первый шаг. Впереди еще много работы. Но уже есть свои результаты. Мама Кати просто в восторге. Сегодня ее дочь самостоятельно работает в салоне с прейскурантом 600 рублей, у нее хорошая запись, есть благодарные клиенты. Катя работает одна, рядом уже нет наставников и помощников, и она осознает всю ответственность за свою работу. И главное – она ходит на работу с желанием. Ее больше не тянет на улицу, она нашла себя. Я считаю, что это в первую очередь наш результат, которым, безусловно, можно гордиться. Не зря же преподаватели моей школы и я столько лет обучались в лучших международных школах: это и Vidal Sassoon, и Mahogany, и авторские программы индивидуального обучения Джаз Фоскер. Я считаю, мы правильно распоряжаемся доверенными нам знаниями, воспитывая вот такое поколение будущего.

– На ваш взгляд, в каком возрасте можно начинать обучение?

– Этого я сказать не могу, пока сам не попробую обучать кого-то младше 14 лет. Но думаю, что надо пробовать обучать детей уже с 13 лет. Почему? Потому что проблемы начинаются, как правило, в 13-16 лет. Я знаю не понаслышке, что если вовремя не направить энергию ребенка в нужное русло, его можно потерять. На мой взгляд, самая большая трудность для преподавателя – это дисциплина. Чем более дисциплинирован ребенок, тем проще с ним работать, формировать цели. И тем быстрее достигается нужный результат.

– Обучение детей парикмахерскому искусству – это перспективное направление?

– Когда наш эксперимент начался, многие с интересом следили за ним, интересовались, как все проходит. Мы же не только не скрывали, но откровенно гордились своими достижениями. Ведь мы добились главного – мы отвлекли девочку от пагубного влияния улицы, позволили реализовать себя, приобщили к миру красоты, дали знания, которые помогут ей в будущем.

В итоге к нам стали обращаться родители с просьбой взять на обучение детей примерно того же возраста (14-16 лет). Пример Екатерины показал, что, несмотря на сжатые сроки обучения и возраст, программа работает. Наши ученики начинают стричь и красить буквально с первых недель. Сейчас мы планируем проводить обучение не только летом, но и в течение учебного года: во время школьных каникул или же после учебы. Мы будем формировать группы в зависимости от пожеланий и возможностей наших учеников.

– Теперь, после того, как вы расширили границы своего педагогического опыта, можете ли вы сказать, с кем вам больше нравится работать – со взрослыми или с детьми?

Проще работать с теми, кто точно знает, чего хочет. И возраст тут ни причем. Так, например, недавно у нас в студии появился молодой человек, ему 30 лет, он инженер-строитель. Его давняя мечта – научиться профессионально стричь. Он парикмахер-самоучка. Пообщавшись с ним, я уверил его в том, что смогу обучить его профессии за два месяца. И что вы думаете? По прошествии недельного курса под моим руководством он уже стрижет клиентов. И результаты потрясающие. Более того, тот уровень сервиса, который он предлагает своим моделям в обучающей студии, не в каждом салоне можно получить. Вот что значит – человек пришел в профессию осознанно! В любом случае, нам интересно заниматься и сo взрослыми, и с детьми. Тем более, что мы только начали работать в этом направлении, и, думаю, впереди нас ждет много новых идей и ошеломляющих результатов.