Владимир МотчаныйПервопроходец российского рынка индустрии красоты Владимир Мотчаный поделился своим взглядом на развитие отрасли и указал на ее слабые места. 

Компания Владимира Мотчаного внесла большой вклад в развитие парикмахерских услуг Урала и России в целом, повлияла на качество образования и уровень профессионализма преподавателей. Он тот, кто одним из первых установил деловые контакты с ведущими мировыми поставщиками профессиональной парфюмерно-косметической продукции и начал производство аксессуаров и инструмента под собственным брендом.

Поэтому мы воспользовались возможностью и попросили Владимира поделиться своими секретами успешного ведения бизнеса.

Как изменился бизнес в индустрии красоты с тех пор, как вы начали им заниматься?

- В то время, когда я начинал, на рынке не было нормальных стройматериалов, с которыми можно было бы в полной мере реализовать свои идеи в дизайне, сделать его стильным и современным. Не было и нормального оборудования, например, моек, как сейчас. Из продукции, по-моему, были только Londa и Wella. Из школ по подготовке парикмахеров была лишь школа Долорес Кондрашовой. Сегодня все это изменилось и развилось, выбор во всем стал шире.

 

Как же сориентироваться в этом многообразии?

- Самое главное – нужно быть профессионалом, а для этого необходимо обучаться у лучших преподавателей. Чтобы держать марку и развивать свой бренд, мы приглашаем специалистов, работающих в ведущих школах мира. Мы первые в России, кто пригласил к себе Vidal Sassoon и проработал с ними около 10 лет. Потом мы стали работать с другой признанной компанией - Mahogany.

 

То есть вы сделали ставку на обучение?

- Именно. Нужно постоянно заниматься с персоналом, потому что он склонен мигрировать по разным причинам. Кто-то уезжает в другой город, кто-то уходит в декрет, кто-то уходит к конкурентам. Поэтому сделали большой упор на образование внутри компании. При этом мы обучаем специалистов не только для своих салонов красоты, но также   партнеров, конкурентов и просто тех людей, кто хочет получить новую профессию с нуля в кризисный период.

 

Вас не пугают экономические перипетии?

- А мы кризисы переживаем не первый раз. Это и 1998 год, и кризис персонала в 2000 годах, я его называю кадровым кризисом. В 1990-е годы с требованием заплатить за «крышевание» к нам в течение нескольких дней подряд могли приходить разные люди. Мы это пережили. Недобросовестную конкуренцию тоже. И для того, чтобы выдержать давление со всех сторон, мы усилили позиции в образовании своего персонала.

учебный центр Мотчаного учебный центр Владимира Мотчаного

Чем вы мотивируете людей обучать?

- На рынке действительно не так много хороших преподавателей. Мы обучаем своих преподавателей, чтобы они обучали подрастающее поколение. Делиться знаниями и опытом хотят далеко не все, и для этого есть причины. Мало кто будет готовить себе замену и конкурентов, которые могут перетянуть у них клиентов.

У нас в компании на этот счет своя философия. То есть, если ты как мастер достоин обучения, мы готовы вложиться в твое образование, но с определенными условиями - ты будешь осуществлять наставничество подрастающего поколения, обучать его, а потом спокойно уступить свое место, перейдя на более высокую позицию. Соответственно, в нашей компании мотивация – это карьерный рост.

 

Расскажите об этом поподробнее, пожалуйста.

- Что такое карьерная лестница? Это движение по ступеням все выше и выше. Но, чтобы занять любую следующую высоту, надо успеть подготовить себе замену на прежней позиции. Рост идет от наставника к инструктору, а далее к креативному директору своего подразделения с соответствующим ростом доходов. В конечном итоге ты добиваешься таких результатов, что становишься востребованным специалистом не только в своей компании, но и в своем городе, в своем регионе, в той стране, где ты живешь.

 

Это очень хорошая мотивация, чтобы развивать компанию, это хорошая мотивация, чтобы усилить бренд, Таким образом, наша компания является образцом для рынка. Поэтому, несмотря на ожидаемый в следующем году экономический кризис, сейчас мы наблюдаем приток клиентов. И это не из-за праздников, просто для конечного потребителя мы представляем реальный интерес.

 

Кризис не повлияет на готовность людей ходить в салоны?

Кто-то на волне происходящего уже сегодня немного разбогател, кто-то стал немного беднее, но все прекрасно понимают, если человек не будет обращать внимание на свою внешность, то он потеряет еще больше. Поэтому наша философия такова, что вкладываться нужно в свое образование и внешний вид.  Тогда вы всегда будете востребованы, независимо от кризиса.

На сегодняшний день складывается благоприятная финансовая ситуация для салонного бизнеса. Если руководитель правильно стратегически мыслит, если кризис не стал для него сюрпризом, то все будет нормально. Те, кто занимается прогнозированием, вкладываются не только в оборудование, новые технологии, но и в образование своего персонала.

учебный центр Мотчаного и Джаз Фоскер

А как подготовились вы?

Что мы сделали? Мы усилили свои позиции в преподавательском составе, обучаем подрастающее поколение и открываем новый салон площадью около400 мкв. недалеко от центра Екатеринбурга с 12 парикмахерскими рабочими местами, с косметологией, маникюром, педикюром, визажистами, стилистами и имиджмейкерами. Мы предоставляем достаточно широкий спектр услуг, которые влияют на внешний вид конечного потребителя. Поэтому надеемся, что клиенты пойдут.

 

Для этого есть серьезные предпосылки?

В районе, где мы открываемся расположено большое количество многоэтажных домов, рядом целый ряд серьезных компаний, торговых центров, крупная стоматологическая клиника и прочие места, куда приходят наши потенциальные клиенты. Я надеюсь, что это нам серьезно облегчит задачу привлечения людей.

 

Какие еще амбициозные планы вы перед собой сейчас ставите?

Буквально месяц назад поступило предложение открыть несколько салонов – два минимум по 500 мкв. в Тбилиси, а потом в Азербайджане, Стамбуле и так далее. То есть мы думаем стратегически, что мы должны сделать в тот момент, когда компании и, в первую очередь парикмахеры, которые арендуют рабочие места, закрываются.

 

Почему вопрос аренды так важен?

Собственники, сдающие рабочие места в аренду, неохотно будут снижать арендную плату, а скорее всего еще и существенно повысят ее, потому что, если вы лет 5 снимаете какое-то место, ваш переезд будет стоить вам гораздо дороже, нежели оплата поднятой арендной платы. Вы все равно останетесь и, если получится, будете пытаться выплачивать столько, сколько вам назначат. Это мое мнение.

учебный центр Владимира Мотчаного

Значит, по-вашему, выживут только собственники салонов?

Выживет тот, у кого помещение в собственности и кто имеет площади от80 мкв. Парикмахерские в квартирах, тоже не смогут выжить по одной простой причине – на рынке будет жесткая конкуренция.

Надомные парикмахеры – это вообще утопия, потому что сегодня уважающий себя клиент не пойдет к тебе домой, не будет стоять там буквой «зю» в ванной, где бегают дети, кошки, собаки и муж кричит. Это, мне кажется, в прошлом. А те люди, которые до сих пор предпочитают стричься на дому, никак не влияют на развитие парикмахерского бизнеса в целом.

Вот мы салон открываем и в радиусе 700 мнаходятся порядка 15 парикмахерских, где по 2-3 рабочих места. Я всегда говорю, зачем нам киоски? Такие парикмахерские будут закрываться, потому что в моем салоне с 12-ю рабочими местами прейскурант будет составлен таким образом, чтобы удовлетворить пожелания клиентов с разными финансовыми возможностями.

 

Вы ощущаете серьезную конкуренцию?

В Екатеринбурге работает минимум двадцать школ парикмахерского мастерства. Это и французы, и немцы, и итальянцы, и англичане, и наши. Все они прекрасно понимают, что сегодня образование стало одним из направлений бизнеса, которое приносит деньги. Но первостепенная задача – обучение персонала для своей структуры.

В моем понимании мы должны обучать персонал и для своих конкурентов, чтобы они не претендовали на наших специалистов. Для того, чтобы они поддерживали нашу философию, нашу ценовую политику. Я достаточно часто слышу предложения договариваться о цене. Мое отношение к этому резко отрицательное. Я ни с кем не хочу договариваться, но я влияю на рынок и мои действия заставляют конкурентов задуматься о том, почему я так быстро развиваюсь, почему открываю салоны по500 мкв.

Владимир Мотчаный и Патрик Камерон Владимир Мотчаный и Лора Форд

Вы лично охотно делитесь своими знаниями?

На самом деле, если руководитель не знает, что ему делать, он приходит на мой мастер-класс для собственников бизнеса «Нестандартные решения в конфликтных ситуациях» и я ему разъясняю, что у них нет шансов вести бизнес по-своему, им придется делать так, как это делаю я. По-другому бизнес закроется через 1,5-2 года, а может, и раньше.

 

Поделитесь, пожалуйста, каким-нибудь секретом прямо сейчас.

Нереально платить 50%, нереально сдавать рабочие места в аренду. Это просто разрушение рынка. Нормальных цен сейчас нет по одной простой причине – никто не обучает персонал. Почему? Потому что, если вы платите 50%, то у вас не хватит денег на образование, на поддержание своей компании, приобретение новых технологий, рекламу и т.д. Если мастер получает 50%, у него также нет денег на свое образование, он не может даже расческу обновить. Захотите, чтобы он пошел обучаться за свои деньги, он откажется, поскольку работает на вас и считает, что вы первый, кто заинтересован в его образовании, а потому должны платить. Таким образом, компромисса руководитель и персонал не находят. Поэтому рынок вступает в стагнацию, а когда наступает кризис, такие компании очень быстро разваливаются.

У нас люди работают десятилетиями. Это наше преимущество на рынке. Мы влияем своим авторитетом и профессионализмом на развитие салонного бизнеса, и все хотят быть похожими на нас.